Период выведения

Прекращение общей анестезии начинается задолго до окончания операции, исподволь. Определяя, какие компоненты об­щей анестезии уже не нужны, анестезиолог начинает их «убирать» таким образом, чтобы с наложением последнего шва на кожу были восстановлены все показатели гомеостаза. Следует еще раз подчеркнуть, что восста­навливают не только сознание, а все пока­затели гомеостаза, т. е. дыхание, кровообра­щение, объем ОЦК, КЩС, температуру тела, устраняют искусственную гипотонию, если она была необходима, и т. д. Конечно, воз­можны всякие варианты; например, в неко­торых случаях, несмотря на прекращение общей анестезии, целесообразно сохранение ганглионарной блокады, продленной ИВЛ и т. д. К наиболее частым и опасным осложнениям периода прекращения общей анестезии относятся ларинго – и бронхоспазм; рвота и регургитация с аспирацией; не­контролируемая гипотермия с ознобом; то­тальный периферический спазм сосудов из-за недостаточности анальгезии; гипертензия и тахикардия из-за неадекватного послеопера­ционного обезболивания.

После прекращения общей анестезии ане­стезиолог обеспечивает транспортировку больного в отделение интенсивной терапии и записывает в историю болезни данные о состоянии больного с указанием времени доставки. При любом, в том числе; благо­приятном, течении выхода из общей анесте­зии анестезиолог обязан находиться рядом с больным до стабилизации состояния, после чего он передает больного врачу отделения интенсивной терапии, сделав запись об этом. Ее скрепляют подписи анестезиолога и врача, принявшего больного. В отделениях, общих для анестезиологии и реанимации, также следует соблюдать этот принцип, хотя боль­ного принимает анестезиолог от анестезио­лога. Детальное знание операционного пе­риода анестезиологом неоценимо для прове­дения правильной терапии непосредственно после операции.

Изложенное правило допускает исключе­ния. Например, если операция продолжается  7—8 ч и более, то в ее ходе целесообразно сменить состав анестезиологической бригады. В послеоперационном периоде передачу боль­ного производит «новый» анестезиолог. Ане­стезиолог должен присутствовать на операции от начала и до передачи больного в па­лате интенсивной терапии, если весь этот процесс занимает не более 4 — 5 ч. В про­тивном случае переутомление врача может принести больному не пользу, а вред. «Чис­тое время» оперирующего хирурга всегда почти вдвое меньше, чем «чистое время» работы анестезиолога, которое начинается с введения в наркоз и заканчивается пере­дачей больного в отделении интенсивной терапии. Анестезиологу всегда труднее со­хранить хорошую реакцию на протяжении операции, чем хирургу. Это оправдывает замену анестезиолога в тех случаях, когда он не в состоянии дать то, чего требует профессиональное искусство.

В некоторых странах существуют специаль­ные палаты для пробуждения больных. Та­кая система требует гораздо больших ма­териальных затрат, хотя ее эффективность не доказана. Эти палаты находятся рядом с операционной и оснащены по типу палат интенсивной терапии. Чтобы не «задержи­вать» операционный стол, анестезиолог уво­зит своего больного в палату пробуждения (recovery room), где производят экстубацию трахеи и дальнейшее лечение до восстанов­ления нарушенного состояния. Если, по мне­нию анестезиолога, больной нуждается в дальнейшем наблюдении «интенсивиста», то его направляют в отделение интенсивной терапии. В противном случае его переводят в послеоперационное отделение (палату) того хирургического стационара, где больной находился до операции. Таким образом, систе­ма палат пробуждения освобождает опера­ционный стол еще до экстубации больного и экономит места в отделении интенсивной терапии. Однако такая система требует осна­щения этих палат по типу отделений интен­сивной терапии и дополнительных штатов медицинских сестер из расчета один боль­ной — одна медицинская сестра, предполагает наличие хорошо организованного послеопера­ционного отделения хирургического стациона­ра, куда может поступить больной практи­чески через 1 — 2 ч после окончания операции.

Анализируя все «за» и «против», мы склон­ны считать, что система операционная — отделение интенсивной терапии имеет ряд преимуществ перед трехэтапным лечением послеоперационного больного в периоде про­буждения. В палатах пробуждения на боль­ного смотрят как на «транзитного пас­сажира»: основная задача сводится к быстро­му (иногда во вред качеству) восстановле­нию основных функций (дыхания и кровооб­ращения) с последующей транспортировкой в соответствующее отделение. Однако ни­когда неизвестно, какой час станет крити­ческим для послеоперационного больного — первый, когда он еще в палате пробужде­ния, или 10-й, когда он уже переведен. Помещение, обслуживающий персонал и обо­рудование палаты пробуждения стоят слиш­ком дорого, а дают очень мало пользы. Практически «палата пробуждения» стоит столько же, сколько и палата интенсивной терапии.

Отделения интенсивной терапии обслужи­ваются медицинскими сестрами более вы­сокой квалификации, чем палаты пробужде­ния. Эти отделения, как правило, лучше оснащены и больше подготовлены к приему сложных больных, у которых только что за­кончилась операция. Трехэтапная система (операционный стол — палата пробуждения — палата интенсивной терапии) обслуживания больных в периоде пробуждения потребует создания специальных «съезжающих» ката­лок, чтобы лишний раз не перекладывать больного с кровати на кровать. Трехэтапная система не исключает ошибок, связанных с переводом больных в послеоперационное от­деление, в то время как они нуждаются в интенсивной терапии.