Операционный риск

Операционный риск

Опера­ционный риск определяется множеством фак­торов, от которых зависит благополучный исход вмешательства. Эти факторы вклю­чают как состояние самого больного, так и ряд условий (нередко случайных), не имею­щих к нему отношения: опыт и знания хирурга, квалификацию анестезиолога, нали­чие или отсутствие специальных инструмен­тов и фармакологических средств и т.д. Прогноз операции правильнее определять, исходя из понятия «физическое состояние больного», включающего все нарушения, обу­словленные как основным, так и сопутствую­щими заболеваниями. Ниже представлено 5 градаций состояния больного. На исход влияет и характер предстоящей операции, объем которой обычно можно предположить. Естественно, прогноз будет лучше для больного, отнесенного к 3-й или 4-й группе, если ему предстоит небольшое вмешатель­ство на поверхности тела. Шансов на благо­получный исход меньше у больного, от­несенного к 1-й и 2-й группе, если будет тяжелая операция на полостных органах. В связи с этим классификацию физического состояния больного целесообразно допол­нить распределением больных по группам операций с учетом их объема и тяжести. У больных, оперируемых в экстренном поряд­ке, операционный риск выше, что заставляет добавить обозначение «С».

Например, операционный риск плановой резекции желудка по поводу язвенной болез­ни у крепкого молодого человека без особых системных расстройств можно обозначить как 1 В, а при срочном оперативном вме­шательстве по поводу прободной язвы — как 1 ВС.

Наиболее существенным недостатком та­кого определения операционного риска яв­ляется субъективизм оценки «физического состояния» больного.

Предложены и другие схемы операцион­ного риска, где состояние больного оцени­вают в очках. Наиболее известна среди них схема Н. Н. Малиновского с соавт. (1973). В ее основу положены те же принципы определения прогноза в зависимости от со­стояния больного (влияние основного и со­путствующего заболеваний) и тяжести опера­тивного вмешательства. Каждый фактор получает некоторое число баллов, их сумма дает формализованную (количествен­ную) оценку состояния больного. Минималь­ное число баллов, соответствующее наимень­шему риску,— 1,5; наибольшее — 9,5. В соот­ветствии с этим авторы предлагают разли­чать малые (I и II) степени риска с числом баллов соответственно 1,5 — 2 и 2,5 — 3; риск умеренной, III степени — 3,5 — 4,5; большой риск операции (IV и V степени) выражается соответственно 5 — 6,5 и 7 — 9,5 балла.

К сожалению, этой схеме также присущ определенный субъективизм оценок из-за то­го, что ошибка скрывается в общей сум­ме баллов. Играет роль и различный удельный вес отдельных факторов, которые трудно сопоставить, что при простом сложении мо­жет дать неточные результаты. Например, больной 45 лет с незначительной сопутствую­щей патологией функционального характера, которому по поводу рака желудка произво­дят гастрэктомию, получает то же число баллов (4,5) и ту же оценку операционного риска (III степень), что и больной 60 лет с органическим декомпенсированным систем­ным заболеванием (гипертоническая болезнь III стадии), которому производят холецистэктомию по поводу неосложненного холецисти­та (4,5 балла). Риск оперативного вмешатель­ства у этих двух больных различен, не­смотря на сходство числа баллов.

Оценку операционного риска в предопера­ционном периоде следует признать обяза­тельным элементом, позволяющим правиль­но ориентироваться анестезиологу и хирургу. Показатель операционного риска должен быть занесен в наркозную карту.

Обсуждение закрыто.